Понравился наш материал? Поделись с друзьями или нажми лайк!
PhotoSale
Архитектурная фотосъeмка

Архитектурная фотосъeмка

#практика
Архитектурная фотосъeмка
12 октября 2011
Фото:Андрей Шевченко

Часто люди работают не совсем в той области, в которой получили образование, но иногда род их занятий представляет собой сочетание образования и хобби. Результат порой получается весьма интересным. Живой пример такого симбиоза – Андрей Шевченко, фотограф-профессионал, член Гильдии рекламных фотографов и просто человек, любящий свою работу и творчески подходящий к процессу фотосъемки.

– Насколько мне известно, по образованию вы архитектор, как вы «попали» в фотографию?
– Я много сидел за кульманом и в какойто момент понял, что устал работать каждый день с восьми до пяти, вне зависимости от того, есть работа, или нет. В переломный для нашей страны период – 90е годы, многие занимались чем попало, вовсе не по специальности. У меня тоже появилось дело, связанное с производством светофильтров, а потом я ушел с основной работы. Мой друг Вадим Быдзан (сейчас он является президентом Гильдии рекламных фотографов) «потянул» за собой, в фотографию. Какоето время у меня даже была своя студия, занимающаяся бытовой и рекламной съемкой. А когда организовывался журнал «Красивые дома», мне дали заказ. Я отснял объект, их это устроило, и мы стали сотрудничать. Впоследствии появился круг заказчиков, а потом и студия перестала быть нужна, я посвятил все время архитектурной и интерьерной съемке.

– Этим видом съемки вы начали заниматься благодаря образованию?
– Можно сказать, что образование меня к этому подтолкнуло – оно помогало найти общий язык с заказчиком, а потом както само все сложилось. Профессия фотографа дает определенную свободу – и это здорово. Можно регулировать поток заказов, делать себе отпуска когда нужно, а не один раз в год. У меня много съемки, в том числе и за рубежом, поэтому приходится постоянно, раз по 6 – 8 за год кудато ездить.

 

Андрей Шевченко. Архитектурная фотосъемка

 

– Это чтото вроде командировок?
– Да, но все равно от этого получаешь удовольствие, хотя бы от перемены мест. Иногда сам себе находишь работу: сотрудничая с издательствами, знаешь, какой вид объектов их интересует, поэтому всегда есть возможность отдых превратить в небольшую командировку.

– Есть заказы от российских издательств на съемку объектов за границей?
– Да, иногда бывают, но непосредственно командировки случаются не очень часто. Вообще, сейчас у нас много журналов на архитектурную тематику, и издательствам все это интересно. Если ты что-то сфотографировал, то этот кадр – уже твоя собственность, и публиковаться фотография может не только в одном издании. Рано или поздно снимок, если он сделан профессионально, обязательно чтото принесет, хотя деньги здесь, безусловно, не главное: иногда работа заносит в такие места, куда просто так никогда бы не попал. Интересны и сами поездки, и общение с людьми во время них. Вот такое получается совмещение приятного с полезным.

– То есть, во время поездок вы снимаете не только для издательств, но и для себя?
– Конечно. Когда попадаешь куда-то, хочется зафиксировать все, что красиво. А то, что красиво, потом оказывается нужно не только тебе самому, но и кому-то еще. Я сотрудничаю с фотобанками, они с большим интересом относятся к этим фотографиям. Потому что найти некоторые нестандартные виды не очень просто. Вряд ли человек, которому просто хочется чего-то необычного, поедет снимать какую-то конкретную церковь в глубинке, особенно, если добраться до нее нелегко.

 

Андрей Шевченко. Архитектурная фотосъемка

– Получается, что не нужно искать компромисс между тем, что продается, и тем, что делается для души – то, что красиво, потом и оказывается востребованным.
– В основном – да. Хотя, безусловно, иногда приходится снимать некоторые вещи просто для того, чтобы они были. Например, есть некая фирма, выпускающая календари. Эта фирма имеет филиалы по всей стране, соответственно, ей нужны виды Калининграда или Екатеринбурга, причем, не всегда важно, насколько это будет красочно и интересно, важно, чтобы это было, потому что найти что-то определенное иногда бывает нелегко. Поэтому приходится просто фиксировать – вот, есть такой город. Но, чем дальше, тем меньше нужно выполнять работы такого рода.

– Как происходит съемка? Вы приезжаете на объект, сначала делаете общий план, потом фотографируете какие-то отдельные постройки, детали?
– Только если это представляет интерес. А иногда – просто захватывает эта атмосфера, приходит вдохновение. В Грузии, к примеру, замок и гора, на которой он стоит, так органично дополняли друг друга, что это просто нельзя было не запечатлеть, тогда строили со знанием дела. А то бывает, выходишь из метро, а там церковь стоит деревянная, прямо рядом с выходом. Мне ближе более органичный подход, когда сооружения вписываются в ландшафт – такие вещи хочется зафиксировать, даже если знаешь, что кадр может никуда не пойти. Это делается просто для того, чтобы потом взглянуть на фото и воссоздать настроение того момента и себя в нем.

– Долго ли вы ходите вокруг объекта, выбираете точки съемки?
– Хожу я в любом случае, вне зависимости от того, надо чтото сфотографировать, или нет, потому что это просто интересно и как работа не воспринимается. Иногда подолгу приходится ждать чего-нибудь: когда появится солнце, или, наоборот, уйдет какая-нибудь нежелательная тень. Не потому даже, что потом такой кадр никто не купит – могут купить и с тенью, но всегда хочется сделать снимок наиболее качественным.

– Как вы выбираете ракурсы, они сами «находятся»?
– Безусловно. Я считаю, что этому вообще невозможно научить – конкретного механизма, описывающего то, как это происходит, не существует. Есть технические приемы, правила композиции. Но все эти правила общие, иногда даже приходится от них отступать. Конечно, не мне оценивать, насколько правильно выбираю ракурсы я, но видение моих заказчиков, кажется, совпадает с моим видением.

– Какое значение имеет погода в вашей работе? Для разных объектов хороша разная?
– Не совсем. Мы не все видели в разную погоду. Если я живу в центре Москвы, вижу какое-то здание постоянно, то я могу понять, в какую погоду оно смотрится лучше. А когда приезжаешь на час, то и понять ничего невозможно – может, нужно в контровом свете снимать, может, в пасмурную погоду. Например, я фотографировал Таллинн в туман, благодаря чему возникла очень хорошая воздушная перспектива. Казалось бы, пасмурно, парадный снимок не сделаешь, на главной площади ничего не получится, а съемка в закоулках города дала хороший результат. Парадные фотографии на календарях, сделанные при ярком солнце, производят впечатление, но не факт, что в пасмурный день или на фоне тревожного черного неба, когда луч солнца выхватывает что-то на мгновение, тот же объект выглядел бы хуже.

– Ну, такой момент еще надо поймать.
– Надо, чтобы повезло. Когда работаешь на заказ, к сожалению, нет времени, чтобы целенаправленно ехать и ждать погоды на объекте, чаще всего хороший снимок – результат определенного везения.

– Можно ли сравнить пейзажную съемку с архитектурной? Чем они отличаются?
– Для каждого здания можно придумать все-таки конечное количество выигрышных точек съемки. Пейзаж же – бесконечен. Можно менять оптику, производить макросъемку, совмещать макро с задним планом и так далее. Я не уверен, что можно найти столько погодных условий, чтобы фотографии одного и того же архитектурного сооружения, снятого с одной точки, так разнились бы, как это бывает с природными объектами.

– Есть ли в архитектурной съемке какие-то определенные, часто используемые ракурсы?
– Наверное, нет. Объектов много, все нужно фотографировать по-своему. Есть некоторые определенные принципы, которые я соблюдаю. Например, если снимаю здание с параллельными стенами, то легкая перспектива не работает: она либо должна быть активной, либо ее вообще быть не должно, иначе это выглядит просто как легкий завал. Есть еще несколько принципов, но в основном – все по наитию. Это мой подход, я не говорю, что он всегда удачен, но заказчики выбирают работы, следовательно, они им нравятся… Еще я стараюсь не снимать то, что скорее всего не получится. Если есть какие-то легкие сомнения, то можно попробовать сделать кадр, а если заведомо ничего не выйдет – зачем фотографировать?

– Как можно использовать разные посторонние элементы – деревья, машины, людей, столбы, провода – все это мешает, или может помочь?

 

Андрей Шевченко. Архитектурная фотосъемка

– Ну, столбы с проводами отметаем сразу. Может быть, кто-то что-то и найдет в этом, но такое бывает очень редко. Это уже уровень фотохудожников, которые, по моему мнению, ищут что-то необычное, оригинальное. Я себя таковым не считаю, моя цель – просто показать красоту понравившегося мне объекта. Деревья – замечательно. Они создают настроение, подчеркивают перспективу, например, когда снимаешь через ветви со свежей весенней листвой, либо присыпанные снегом. Люди иногда оживляют картину, но очень часто приходится ждать, когда рассеется суетливая толпа. Кстати, есть прием, чтобы от нее избавится: нужно поставить темный фильтр и длинную выдержку, тогда движущиеся фигуры просто размажутся. Машины уместны при парадной, заказной съемке, например, рядом с коттеджем. Но при фотографировании одухотворенной архитектуры они ни к чему. Камни иногда очень выручают. Один раз я фотографировал фасад, совершенно скучный, только крыша была более- менее интересной. Снимал из-под камня – получился камень на переднем плане, кусок стены и крыша. Это спасло ситуацию. А вообще, все природные объекты можно и нужно использовать.
Про воду можно рассказать очень много. Например, спокойная гладь воды хорошо смотрится, особенно, если на ее поверхности плавают листья. У меня есть фотография церкви – очень красивой, деревянной. Но стоит она на грязной канаве шириной метров 12, сзади – какая-то малоухоженная деревня, постройки – бараки пятидесятых годов. И сама церковь в этот пейзаж ну совершенно не вписывается. А благодаря тому, что съемка велась широкоугольным объективом с берега той самой канавы, изменился масштаб и возникла полная иллюзия того, что церковь находится на берегу озера.

– Получается, что фотограф – это волшебник, превращающий серую действительность во что-то необыкновенное.
– Конечно. В городе Кондопоге, в Карелии, тоже есть церковь, а рядом с ней построен огромный целлюлознобумажный комбинат, но фотография, сделанная с озера, производит впечатление, что это все-таки бескрайние северные просторы. Камера ограничивает какой-то кусочек действительности, выбрасывая все ненужное. Как в скульптуре – берут кусок камня и отсекают все лишнее. Так же и в фотографии, наверное. Что поделаешь – приходится.

– При съемках вы используете технику среднего формата?
– Да. Причем даже для себя уже отказался от узкой пленки. Все, что представляет интерес, фотографирую на средний формат. Больше этот момент может не повториться, поэтому на пленке лучше не экономить. Еще – всегда снимаю только со штатива, и всем советую. Даже при ярком солнце, даже, когда все хорошо: во-первых, это дает возможность прикрыть диафрагму, чтобы получить требуемую глубину резкости. Во-вторых, на достаточно длинных выдержках рука все равно может дрогнуть, поэтому, когда качество важно, всегда использую штатив.
И сам подход к фотографированию со временем стал более тщательным. Раньше, бывало, в красивое место приехал – и давай «щелкать». Теперь, даже когда фотографирую для себя, все равно стараюсь сделать это максимально старательно. Ведь, повторюсь, если работа выполнена профессионально, она со временем может принести прибыль. А вообще, даже не важно, будет кадр использован в коммерческих целях, или нет, всегда нужно снимать хорошо и с желанием.

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь чтобы оставить комментарий

PhotoSale
мамм